назад

Актёр театра и кино, режиссёр, сценарист, литератор, лауреат Царскосельской художественной премии Вениамин Борисович Смехов вспоминает о своем друге Владимире Балоне:

 

Вениамин Смехов

Вениамин Смехов в роли Атоса в фильме «Д’Артаньян и три мушкетера»

Помнится, в период тесного общения киногруппы, на натуре во Львове, я был распят между репетициями у Ю.П. Любимова на Таганке и одиночными прилетами во Львов. Приходилось подавлять в себе неловкость от приблизительной готовности к серьезной работе — на фоне моих умелых и роскошных товарищей по кавалерии и по дракам с гвардейцами. Сам себе казался гораздо старше, чем был, и любовался отважным безрассудством собратьев. Володя Балон, наверное, был прирожденным психотерапевтом и первоклассным педагогом. С ним мне было СПАСИТЕЛЬНО СПОКОЙНО — и там, во Львове, и на тренировках в клубе ЦСКА у метро «Аэропорт». От него исходило породистое ПИТЕРСКОЕ могущество Мастера-без-лишних-слов! Моя честная неуверенность в личном мушкетерстве была подавлена его уважением и тактом, после чего мне не было другого выхода, кроме веселого разгильдяйства и усердия в схемах боя!

Дальше бывало порядком встреч, и все помнятся с благодарностью. Один сбив — лет пять назад — случился не как исключение из правил дружбы, а как следствие… Ну, того, что у общего правила могут быть два разных примечания: Володя просил поверить «на слово» в серьезной акции, а у меня был свой опыт, и я посоветовал проверить, прежде чем доверять.

Вениамин Смехов, Николай Караченцов и Владимир Балон на съемках фильма "Ловушка для одинокого мужчины"

Вениамин Смехов, Николай Караченцов и Владимир Балон на съемках фильма «Ловушка для одинокого мужчины»

Самое потрясающее было — два его звонка мне домой в предпоследние дни его жизни. Он мудро и очень спокойно расписал картину наших киновстреч и нашей дружбы. Моменты «несходства интересов» мы оба крепко развели юмором. Колю Караченцова и веселые дни постановочной нашей с ним «драки» в съемках «Ловушки для одинокого мужчины» вспомнили как утешно массандровскую радость.

Володино упорство и увлекательность его фехто-идей для нас со Старыгиным (не самых отчаянных спортсменов) — это были целые сутки тренировок и съемок… (прим. — на съемках фильма «Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини», 2007 год) В результате, мы с Игорем казались сами себе асами-победителями в борьбе с любыми гвардейцами любого кардинала, а моему правому боевому плечу я до сих пор кажусь недостойным хозяином…

Володя восхищал меня почти отцовской заботой о Мише Бояртаньяне! Каждый мой звонок в день рождения Балона удлинялся его отчетом о подвигах или недугах друга. Но и на Валю, и на Игоря, и на меня щедро распространялась забота Балона… Пусть другим являются важными другие (и «газетоемкие») зигзаги страстей и пристрастий Владимира Яковлевича — меня и все десятки лет при его жизни, и эти годы после его ухода удивляла и восхищала ВЕРНОСТЬ БАЛОНА: слову, чести, дружбе и профессии.
Спаси Бо, Ваше Благородие, друг мой Володя, и — прости…