назад

Массарский Александр Самойлович — академик Всемирной академии наук, искусств, культуры. Академик Международной академии информатизации при ООН. Заслуженный работник культуры Российской Федерации. Заслуженный тренер России по самбо и дзюдо. Изобретатель СССР. Член Союза кинематографистов России. Член гильдии актеров советского кино. Член творческих союзов и спортивных федераций. Почетный доктор Балтийского государственного технического университета «Военмех». Кавалер ордена «Звезда созидания». Награжден Международной академической медалью «Человек-творец».

 

Александр Самойлович Массарский

Александр Самойлович Массарский

Впервые я встретил Володю Балона в 1950-е годы, когда он учился в Ленинградском институте физкультуры им. П.Ф. Лесгафта, где он под руководством уникального тренера Константина Булочко, с которым я дружил и сотрудничал по вопросам рукопашного боя, делал свои первые шаги в фехтовании.
Потом, в Ленинграде, насколько я помню, Владимир возглавлял команду «Динамо» помню также его выступления. Затем он переехал в Москву.
В Москве мы с ним встречались иногда, просто на киностудиях, но не на конкретных картинах. Мы ни на одной картине с ним ни разу вместе не работали. Но я знал о нём, знал о его успехах, видел как актера. Видел его работы, где он ставил всевозможные фехтовальные сцены, начиная еще с «Гусарской баллады». И мы всегда очень по-доброму с ним встречались.

В 80-е годы я много работал на картинах «Мосфильма» и всегда получал дружескую и профессиональную поддержку Балона, который на «Мосфильме» возглавил каскадерскую систему и создал студию. До него, в 70-е годы, консультантами по трюковым съемкам были сначала Аркадий Блинков, потом Александр Аристов. При Владимире Балоне всё изменилось, потому что он не просто обеспечивал картины каскадерскими группами, как делали ранее, а создал целый цех, где он собрал игровые автомобили, мотоциклы и другие транспортные средства. Там были уникальные экземпляры, которых нигде не было. Это были исторические экземпляры, которые всегда требовались, и арендовались для съемок другими студиями.

Параллельно он сам много снимался в кино как актер. И особенно ярко, на мой взгляд, Владимир проявился как постановщик рукопашных боев и фехтовальных сцен. По-другому выглядели бы картины о мушкетерах или гардемаринах, если бы актерам в руки не вложил шпагу мушкетер душой — Владимир Балон.

И дело в том, что многие постановщики трюков из картины в картину переносят одни и те же, примерно, сцены, слегка их разнообразя, меняя костюмы, оружие и так далее. А у Владимира Балона каждый раз эта сцена была новая, оригинальная, неповторяющаяся, разрабатываемая, и, самое главное, что это были не просто трюки ради трюков, а каждый раз сцена подчеркивала характер данного персонажа, она его выявляла с лучшей или с худшей стороны, в зависимости от того положительный это персонаж или отрицательный.

Разработанные Владимиром Балоном трюковые сцены — это неповторимые талантливо придуманные остроумные импровизации, украшающие сюжетную сущность картины. Многие фильмы обязаны своей зрелищностью его талантливой режиссуре трюковых эпизодов.

Владимир был замечательным человеком: добрым, веселым, компанейским, обаятельным, умным, талантливым, непредсказуемым (он любил розыгрыши)… Он был неконфликтным. Он интеллигент. Я приезжал на киностудию — он – «Ну что ты опять сегодня уезжаешь? Приходи ко мне, сегодня, посидим… ну…».

В дни его роковой болезни мы с ним до последнего дня поддерживали связь по телефону.

Володя Балон был прекрасным, добрым, веселым парнем, талантливым актером. Я скорблю о безвременной кончине этого замечательного человека.

 

(по материалам дополнения к новому изданию книги А.С. Массарского «За кадром и в кадре» и личной беседы администраторов сайта Kutschewski и Helga с Александром Самойловичем)