назад

Воспоминания Антона Александровича Макарского, актера театра и кино, исполнителя роли Анри (сына Арамиса) в фильме «Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини»

(фотографии из домашнего архива Антона и Виктории Макарских)

 

Антон Макарский на съемках фильма "Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини"

Антон Макарский на съемках фильма «Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини»

Как и многие дети моего поколения, я был горячим поклонником фильма «Д’Артаньян и три мушкетера» и, конечно же, одной из причин моего увлечения этой картиной были сцены фехтования. Когда же в конце каждой серии шли титры, мы с друзьями каждый раз с восторгом ждали появления фамилии постановщика трюков  и исполнителя роли де Жюссака с экзотической фамилией Балон. Можете представить, каково мне было увидеться с одним из героев моего детства, да еще и поработать вместе с ним на съемочной площадке. Впервые мы встретились на тренировке по фехтованию, которые начались месяца за три до начала съемок фильма «Возвращение Мушкетеров, или Сокровища Кардинала Мазарини». Георгий Эмильевич Юнгвальд-Хилькевич, режиссер этого и многих других фильмов, ставших любимыми для нашей страны, предложил мне исполнить роль Анри, сына Арамиса, и тем самым подарил встречу с детской мечтой… Так вот, до этого у меня уже был опыт участия в исторических картинах и шпагу в руках я держал достаточно уверенно. О чем и не преминул сказать Владимиру Яковлевичу, скрывая робость за напускной наглостью, вдруг возникшей от зажима перед встречей с легендой. На что он, усмехнувшись, сказал: «Давай договоримся, забудь все, чему тебя учили и начнем тренироваться с начала. У меня поддавков не будет». Вскоре, я понял, что означали эти слова. Прежде, меня учили, что всегда надо показывать, куда будет наноситься удар, чтобы партнер был готов отразить его, но Мастер, будучи высококлассным спортсменом, придерживался противоположной точки зрения. Больше всего он нас ругал за предсказуемость, или когда, как он говорил, мы «стучались в закрытые двери», это значит, что защита была взята раньше, чем последовал удар. К счастью, актерская «молодежная» команда сложилась, как пазл, мы были абсолютно разные и прекрасно дополняли друг друга. И под предводительством Владимира Яковлевича начали усердно тренироваться. Это было еще одним его талантом, ненавязчиво увлечь любимым делом и сделать так, чтобы не он, а мы просили ставить тренировки как можно чаще. Как следствие, мы продолжали придумывать новые «связки» вне тренировочного зала даже без шпаг, на руках, и к съемкам у нас были многочисленные наработки, что значительно облегчало процесс. Да и во время съемок, многие, не занятые в фехтовальных сценах, смотрели на нас, как на сумасшедших, Одесса, жара 40 градусов, на нас кожаные костюмы, высокие ботфорты, парики, бороды, усы, а мы, вместо того, чтобы в перерыве отдохнуть и посидеть в теньке, отходим в сторону и начинаем размахивать шпагами.

Антон Макарский на съемках фильма "Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини"

Антон Макарский на съемках фильма «Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини»

Вообще, о съемках этого фильма нужно сказать отдельно. Если попробовать одним словом охарактеризовать эти четыре месяца съемочного периода, это слово будет «Сказка»! Мы попали в волшебную страну с героями нашего детства где царил дух романтизма, где, когда заканчивался съемочный день, ничего не исчезало, а наоборот, иногда даже становилось ярче, и мы, сидя за одним столом с легендарными «Мушкетерами», с восхищением наблюдали, как общаются настоящие друзья, чья дружба была проверена тремя десятилетиями, как они шутят, вспоминают былые «подвиги», переживают за свои сцены и за фильм в целом, как помогают и подбадривают нас, своих «киношных» детей… И мы, вдохновленные таким отношением, старались изо всех сил, и в кадре, и на многочисленных посиделках, которые не могли не состояться в проекте, где каждый день — праздник! И во всех ситуациях главным зачинщиком, предводителем и человеком, максимально получающим радость от общения с теми, кто находится рядом, был Владимир Яковлевич. Недаром «Мушкетеры» прозвали его «Паханом». И с утра, когда мы невыспавшиеся, но воодушевленные предстоящим днем, собирались на завтрак, он встречал нас гладко выбритый, в свежем, идеально отглаженном костюме и с неизменной улыбкой, обещающей новый интереснейший день!

Для меня прекрасная школа — общение с Личностью, Мастером и в работе, и в жизни, Спортсменом, не умеющим проигрывать в самом главном, в бою с самим собой, с Человеком умеющим видеть и уважать других людей, находящихся рядом, с Мужчиной, знающим, что такое Дружба и Любовь не понаслышке…

Помяни, Господи, душу усопшего раба твоего, Владимира, и прости ему все грехи, вольные и невольные.

Вечная память!