назад

Интересные факты

Владимир Балон в фильме "Начало неведомого века" (новелла "Ангел")

Владимир Балон в фильме «Начало неведомого века», 1967 год

Владимир Яковлевич рассказывал, что, работая над ролью, он старался пропустить через себя тот или иной образ, понять его логику, прислушаться к нему. Иногда из-за этого у него возникали конфликты с режиссером. Так, на съемках фильма «Начало неведомого века» (новелла «Ангел»), где Владимир Балон играл одного из людей батьки Ангела, он по замыслу режиссера должен был схватить за шиворот пленного красного комиссара (Леонид Кулагин) и тащить его к наковальне. Однако когда Балон собирался это сделать, какой-то внутренний голос сказал ему: «Врешь!». И он понял, что это выглядит неправдоподобно, гораздо логичнее и убедительнее будет просто указать комиссару на эту наковальню — тому некуда деваться, а значит, незачем тащить его силой. Вначале режиссер не понял Владимира Яковлевича и подумал, что тот просто капризничает. Но после пояснения этой позиции режиссер признал, что действительно это будет логичнее. Эпизод вошел в фильм в том виде, в каком его и задумал Владимир Яковлевич. И в других своих ролях он исповедовал принцип правды образа и правды эпизода.

 

 

 

Кох Иван Эдмундович

Кох Иван Эдмундович

 

Однажды Владимиру Яковлевичу довелось фехтовать с самим Иваном Эдмундовичем Кохом. Кох тогда выступал за ЛГИТМиК, а Балон — за НГУ им. Лесгафта. Он вспоминает, что поскольку электрофиксаторов тогда еще не было, когда ему удавалось задеть Коха, тот на весь зал кричал: «Туше!» Точную дату этого поединка Владимир Яковлевич не называл, но упомянул, что был тогда еще зеленым юнцом, ему было не очень удобно действовать в паре с таким Мастером.

 

 

 

 

 

 

Владимир Балон

Владимир Балон

 

Хотелось бы опровергнуть информацию о том, что Владимир Балон закончил ЛГИТМиК. Это неверно. Все дело в том, что один его хороший знакомый, фотограф Георгий Тер-Ованесов, который делал фотографии многих известных советских актеров, сделал и несколько его фотографий, тем самым нарушив правило, согласно которому он не мог фотографировать тех, у кого не было актерского образования. И тогда, чтобы не пропали хорошие снимки, Тер-Ованесов пошел на хитрость и подписал под фотографией, что Владимир Балон закончил ЛГИТМиК, хотя на самом деле он там не учился.

 

 

 

 

Владимир Балон в фильме "Засада"

Владимир Балон в фильме «Засада», 1969 год

 

В фильме «Засада» герой Владимира Балона Ланской показывает Шпалову свои семейные фотографии. Эпизод хорош тем, что в нем Ланской раскрывает свое истинное «я». Собственно, и так заметно, что красноармейский мундир сидит на нем как одежда с чужого плеча, но эта сцена подчеркивает его чужеродность в той среде, в которой он оказался по воле судьбы, некий диссонанс с остальными красноармейцами. И хотя он кажется убедительным в форме красноармейца, временами в нем нет-нет, да и промелькнет что-то белогвардейское. И как выясняется позже, он из тех людей, которые не примирились с новой властью. Он сменил мундир, но не смог изменить самого себя (и, по всей видимости, не пытался это сделать). Владимир Яковлевич рассказывал, что сцену с фотографиями – яркий штрих к портрету Ланского, делающий образ более человечным, объемным — он придумал сам.

 

 

Владимир Балон и Алек Мовшович

Владимир Балон и Алек Мовшович

 

Владимир Балон рассказывал о том, как на съемки «Возвращения мушкетеров» пригласил Алека Давыдовича Мовшовича, своего товарища-фехтовальщика (и по совместительству руководителя студии артистического фехтования «Эспада»). Можно сказать, что Владимир Яковлевич дал ему путевку в киножизнь, поскольку до того момента Алек Давыдович в кино не снимался и не работал там. По воспоминаниям Евгении Романычевой (занимающейся в студии «Эспада») Алек Давыдович, подчеркивая высокий уровень мастерства В.Я. Балона, сказал как-то, что то в постановке сцен фехтования, что он сам делает за три месяца, Владимир Балон делает за три дня.

 

 

Владимир Балон и Михаил Боярский в фильме "Д'Артаньян и три мушкетера"

Владимир Балон и Михаил Боярский в фильме «Д’Артаньян и три мушкетера»

 

Владимир Балон не учился сценическому фехтованию ни у И.Э. Коха, ни у А.Б. Немеровского, но всегда руководствовался принципами своего учителя Константина Трофимовича Булочко и старался поставить фехтовальные сцены так, чтобы в каждом движении каждого из противников чувствовалась рука этого мастера, чтобы персонажи получались по-настоящему красивыми в поединке.